finnishpress

Categories:

Старый Питер как утешение в период пандемии – размышления финской журналистки

Громадные  питерские дома невозмутимо стоят на месте. Они, равно как и  петербуржцы, пережили множество невзгод ещё до пандемии, - пишет  специальный корреспондент Илта-Саномат Арья Паананен.

Фото: Arja Paananen / IS
Фото: Arja Paananen / IS

Ilta-Sanomat, 25.10.2020. Arja Paananen

Никогда  такого не было – и вот опять… В этом крылатом выражении – мудрость  русской жизни, которая вынуждает улыбнуться. Его приписывают бывшему  российскому премьеру Виктору Черномырдину.  Он прославился и другими каламбурами, в которых была и самоирония, и  глубокое понимание естества русского человека. Только сейчас, наблюдая  последствия пандемии, я осознала более глубокий смысл этого выражения.

В  сущности, оно выражает склонность общества забывать или отрицать  неудачи или беды, пережитые в прошлом, – до тех пор, пока мы неизбежно  не столкнёмся с ними снова. Однако невзгоды всегда непохожи одна на  другую, поэтому они всякий раз становятся для нас полной неожиданностью.

В  очередной раз я услышала это изречение Черномырдина, сидя в питерском  ресторане и размышляя об этой колонке. Молодой петербуржец произнёс его  так эмоционально, что его было слышно несмотря на безопасную дистанцию.

Я поняла, что эти слова выражают именно то, о чём я думала касательно пандемии и Петербурга.

Фото: Arja Paananen / IS
Фото: Arja Paananen / IS
Фото: Arja Paananen / IS
Фото: Arja Paananen / IS

В  последние недели я усердно бродила по великолепным старым кварталам в  центре Санкт-Петербурга и думала о том, как много они повидали.

Грандиозные  старые здания безмятежно стоят на месте, в то время как многие из тех,  кто их строил, были либо крепостными, либо заключёнными. Эти дома видели  и блеск императорской власти, и её свержение. Они стали свидетелями  хаоса первых лет советской власти, сталинских репрессий, ужасов войны –  блокады и голода, времени могущества коммунизма и развала СССР.

Период  зарождения новой России эти дома тоже пережили на удивление  благополучно, а сейчас, наконец, многие из них получили заслуженный  косметический ремонт.

В  этот отрезок времени уместилась жизнь многих поколений петербуржцев, к  каждому из которых в дверь внезапно постучалась беда именно тогда, когда  её меньше всего ждали.

Фото: Arja Paananen / IS
Фото: Arja Paananen / IS

Когда  весной грянула самоизоляция, я черпала энергию в лесах и на берегах  озёр. Есть в финской природе что-то вечное и умиротворяющее.

В  Питере испытать подобное ощущение можно, рассматривая эти стойкие  здания в центре. При этом осознаёшь, что жизнь не стоит на месте  несмотря на то, что все мы подвергаемся испытаниям.

Вернувшись  в Санкт-Петербург после вынужденного семимесячного перерыва, я увидела,  что квартал, в котором я живу, сильно изменился. За это время фасад  небольшого дворца начала XIX века, что неподалёку, отреставрировали, и  он засверкал жёлтым и оранжевым. Перед моим домом сделали новый тротуар  из крупной плитки, причём сделали, похоже, на века.

Фото: Arja Paananen / IS
Фото: Arja Paananen / IS

Вместе с тем отрадно осознавать, что старым питерским домам пандемия безразлична, как бы она ни бушевала.

И ещё настанет время, когда мы вообще забудем про виpyc – до тех пор пока внезапно не случится какая-нибудь новая напасть.

Автор – специальный корреспондент Илта-Саномат в России.

Читайте также:

Армия, флот и «огненный шар» – финский журналист о культе военной силы в России

«В некотором смысле Путин прав, но от этого ещё страшнее»: комментарии финских читателей на тему oтpaвлeния Навального

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic