finnishpress

Categories:

«Многие думают: сейчас или никогда»: белорусская журналистка в интервью финскому агентству STT

Последние  недели свободная журналистка Ханна Любакова внимательно следит за  историческими протестами на своей родине, в Белоруссии. И всё же даже  она полагает, что следующие события в Белоруссии предсказать практически  невозможно.

Начинавшая  свою карьеру на единственном в Белоруссии независимом телеканале Ханна  Любакова привыкла к сложностям со свободой слова. Фото: Lehtikuva
Начинавшая свою карьеру на единственном в Белоруссии независимом телеканале Ханна Любакова привыкла к сложностям со свободой слова. Фото: Lehtikuva

Keskisuomalainen, 02.09.2020. STT

Но одно очевидно: президент Александр Лукашенко утерял популярность среди всех групп населения.

Люди полностью отдалились от него. Они испытывают к нему глубокое отвращение, называют тараканом и психопатом, - говорит Любакова в интервью информагентству STT.

Одна  из причин этому – в том, что происходило в начале протестов. Когда  граждане впервые вышли протестовать против сфальсифицированных  президентских выборов, власти беззаконно задержали как минимум 7000 человек.

Когда они стали освобождать митинговавших, стали выясняться чудовищные истории пытoк. 

Без  преувеличения можно сказать, что эти события шокировали всю страну.  Задержания были столь масштабными, что практически у каждого родственник  или друг побывал в полиции. Многие впервые испытали полицейцское  нacилиe на себе или стали его свидетелями.

Некоторые  задержания были абсолютно произвольными. Милиция хватала даже людей,  ждавших на автобусных остановках и не имевших отношения к протестам.

Сообщения о событиях в Минске активно распространялись в соцсетях

Начинавшая  свою карьеру на единственном в Белоруссии независимом телеканале Ханна  Любакова привыкла к сложностям со свободой слова. Во время протестов в  числе прочих были задержаны её друзья и коллеги.

Белорусские  чиновники явно стремились воспрепятствовать распространению информации о  протестах не только внутри страны, но и за её пределами. Местных  журналистов задерживали, иностранным препятствовали во въезде или  высылали, интернет работал с перебоями, а доступ к независимым новостным  сайтам был закрыт. Пыталось получить аккредитацию в Белоруссии и  агентство STT, но не получило.

В то же время контроль за распространением информации оказался невозможен. Любакова сама практически ежечасно пишет о протестах в своём твиттере.

Через телеграм и твиттер за событиями на улицах Минска можно следить виртуально, даже если иностранные СМИ в страну не пускают.

«Мы необязательно увидим русские танки, но влияние России растёт»

Одна  вещь заставляет Любакову задуматься: из государственных белорусских СМИ  уходят журналисты, а на их место прямо из России нанимают других,  которые распространяют информацию, выгодную России.

Во  второй половине августа забастовали сотрудники государственного  телевидения Белоруссии в знак протеста против цензуры. На данный момент  бастующие либо уволились сами, либо были уволены, а вместо них появились  совершенно незнакомые русские журналисты, - утверждает Любакова. Говорят об этом и другие местные журналисты.

Кроме того, на митингах в поддержку Лукашенко уже можно увидеть людей, размахивающих российскими флагами.

Любакова  сравнивает эту ситуацию с Крымом, где российские телеканалы еще задолго  до захвата полуострова транслировали там пророссийскую повестку.

И всё же она не верит, что события в Белоруссии повторят украинские.

Мы необязательно увидим русские танки, но влияние России растёт.

В  своей статье, ранее опубликованной в Washington Post, Любакова  высказала мнение, что пророссийские силы пытаются или подтолкнуть  Белоруссию ближе к России, или разрушить страну. Это вполне может  произойти и без прямого военного вмешательства и даже без Лукашенко.

«Кошмар  Путина – это демократическая Белоруссия, которая отвернётся от своего  давнего союзника. Однако Путин в итоге может начать искать более  надёжного и сговорчивого партнёра и заменить слабого лидера,  разделившего страну», - писала Любакова. 

При  этом белорусская оппозиция постоянно стремится подчеркнуть, что  протесты не носят антироссийский характер, речь лишь о внутренних делах.

«Он был равнодушным и циничным»

Лукашенко  имеет абсолютную власть в Белоруссии с 1994. Ранее народу в обмен на  политическую лояльность были обещаны экономический рост и безопасность.

Но  ни того, ни другого у президента более обеспечивать не получается. В  последние годы белорусская экономика ослабевает, зарплаты не растут, а  перспективы для людей выглядят туманными.

Другим  столпом была безопасность. После того как в 2014 Россия захватила Крым и  послала войска на восток Украины, Лукашенко пообещал своему народу, что  тот будет в безопасности, если он останется у власти.

Он ловко использовал эту идею, - говорит Любакова. 

Однако  эпидемия показала, что Лукашенко не может обеспечить безопасность для  народа. Изначально президент принижал опасность инфекции. Ограничения не  вводились, а в качестве лекарства президент рекомендовал сельхозработы,  тракторы и спиртное. В то же время в больницы стекались пациенты.  Официально в 9-миллионнной Белоруссии подтверждены свыше 71 000 случаев заболевания.

У  него была равнодушная, циничная позиция по отношению к жертвам вируса. И  заболевшие, и врачи почувствовали себя брошенными. Лукашенко совершенно  не помогал им, хотя годами обещал защищать своих граждан. Это стало  очень важным фактором, - говорит Любакова.

Потом  были президентские выборы, которые должны были стать пустяковым делом.  Однако на этот раз деспотичному лидеру противостояли многочисленные  оппозиционные кандидаты. Несмотря на то, что их казалось бы удалось  убрать с пути, Светлана Тихановская, жена арестованного Сергея Тихановского, смогла стать оппонентом Лукашенко – хоть тот и смеялся над ней раньше из-за того, что она женщина.

Во время событий вокруг выборов люди увидели, что они не одиноки.

Возможно, впервые они почувствовали, что представляют большинство, - говорит Любакова. – Стало трудно утверждать, что Лукашенко победил на выборах с 80% голосов.

Любакова  отмечает: несмотря на то, что из западных СМИ может сложиться  впечатление, что протесты для Белоруссии – это нечто новое, на самом  деле это не так. Протестовали здесь и раньше, а недовольство назревало  постепенно.

То  есть нельзя говорить, что белорусы раньше были полностью всем довольны,  а теперь стали протестовать. Протестное движение росло годами.

«Сейчас или никогда»

Любакова  считает, что будущее предсказать невозможно. Некоторые белорусы  начинают ощущать усталость от протестов, которые продолжаются уже 3  недели, но протестный дух крепок.

Многие думают: сейчас или никогда, - говорит она.

Любакова надеется, что международное сообщество не забудет о белорусах.

Они  не должны чувствовать себя одинокими, но у них не так много  инструментов для борьбы. Они протестуют мирно, но их всё равно  задерживают.

Она  надеется, что Евросоюз единодушно поддержит силы, требующие  демократических реформ в Белоруссии. Запрет стран Балтии на въезд  Лукашенко и его окружения Любакова считает хорошим примером такого  единодушия.

В то же время печально, что в этом участвуют лишь 3 государства.

Лукашенко: «Пока вы меня не yбьётe, других выборов не будет»

И  оппозиция, и ЕС пытаются склонить Лукашенко к диалогу с протестующими.  Но президент не выражает никакого желания разговаривать. Он говорит о  зарубежном заговоре, о войсках НАТО на границе, появляется с оружием в  руках, задерживает заметных лидеров оппозиции и уничижительно отзывается  о митингующих.

Машина безопасности также остаётся с Лукашенко за исключением отдельных «дезертиров».

Причину  этому Любакова видит в том, что если Лукашенко не устоит, то многие  сотрудники госбезопасности окажутся под следствием за применение силы.  Поддержка со стороны органов госбезопасности сейчас помогает Лукашенко  удержаться у власти.

Он  сказал: «пока вы меня не yбьётe, других выборов не будет». Он по своей  природе не склонен к переговорам или диалогу с оппозицией.

«Единство народа не разорвать»

И  всё же одна вещь вынудила Лукашенко отступиться и обратиться к  гражданам. Это была забастовка на государственных предприятиях, из-за  которой он говорил с рабочими.

Забастовки  на предприятиях и экономика могут стать достаточно сильными факторами,  которые могут вынудить его сесть за стол переговоров. Если его позиции  ослабнут, он будет вынужден говорить с людьми.

Однако всё зависит от того, что произойдёт дальше. Сейчас Лукашенко выглядит сильным, - говорит она.

Но  и граждане тоже сильны. Задержаниями и пыткaми Лукашенко пытался  запугать народ, но белорусы проявили необычайную солидарность.  Политические разногласия ослабли и практически все группы населения  вышли на улицы выразить своё мнение: мужчины, женщины, пенсионеры,  рабочие, академики, студенты. Что бы ни происходило дальше, Белоруссия  изменилась, - уверена Любакова. Связь и единство граждан нельзя  разорвать.

Сначала он задержал оппозиционных кандидатов. Затем его оппонентами стали 3 женщины (Тихановская, Вероника Цепкало и Мария Колесникова).  В то время как он задерживал простых граждан, всё больше людей выходило  на улицы. Во вторник он задерживал студентов – и ещё больше студентов  стало митинговать.

Что бы он ни делал, это главным образом провоцирует людей выходить на улицы ещё активнее.

Читайте также:

«В плену у России»: Хельсингин Саномат о зависимости Минска от Москвы и о пробуждении гражданского общества

Вероятность вооружённой провокации на литовско-белорусской может возрасти – Кир Джайлз

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic