finnishpress

Category:

Поражение путинского режима или новый курс: мнения российских экспертов по внешней политике (HS)

Пока  Финляндия следила за выборами в США, за восточной границей обсуждались и  другие темы. Протесты в Белоруссии, война в Нагорном Карабахе и  президентские выборы в Молдавии привели к разговорам о том, не  уменьшилось ли влияние России на прилегающих к ней территориях.

Изображение: hs.fi
Изображение: hs.fi

Helsingin Sanomat, 28.11.2020. Jussi Niemeläinen

Хельсингин Саномат рассказывает о новостях, которые этой осенью оказались в тени пандемии и выборов в США.

В последнее время в России больше, чем обычно, говорят о внешней политике.

Разумеется,  предметом внимания были последствия выборов в США и ухудшение отношений  с Германией из-за oтpaвлeния оппозиционного политика Алексея Навального, но вместе с тем больше стали говорить о российских позициях на территории бывшего СССР.

Всю осень внимание к себе приковывала Белоруссия.

Заместитель директора «Центра политических технологий» Алексей Макаркин написал у себя в фейсбуке, что «Лукашенко лихорадочно строит у себя подобие старой латиноамериканской диктатуры».

Фото: Maxim Guchek / EPA / AOP
Фото: Maxim Guchek / EPA / AOP

Эти диктатуры были под контролем США, но Лукашенко, по мнению Макаркина, «при первой же возможности норовит снова поиграть в многовекторность».

«А замены ему не видно. И непонятно, кто от кого зависит».

«Многовекторная  внешняя политика» - популярный термин на территории бывшего СССР. Он  подразумевает выстраивание отношений с другими крупными странами помимо  России.

Лукашенко придерживается многовекторности. Он заявил, что раз на гербе России – двуглавый орёл, то Белоруссии надо «четырёхглавого породить».

«В  Москве услышали очередное обещание вечной дружбы со старшим братом, но  после “двуглавого орла” оно прозвучало не слишком убедительно», - писала Светлана Гамова на страницах Независимой газеты.

В свою очередь, эксперт Евгений Гонтмахер написал о том, что белорусы относятся к России положительно.

«Отношение  к России весьма положительное, почти родственное. Но с желанием жить не  в коммунальной квартире, а отдельно, пусть и на одной лестничной клетке».

Однако это отношение грозит измениться, если Россия продолжит поддерживать Лукашенко, - предупреждает Гонтмахер.

Визит Сергея Лаврова в Минск подтвердил подозрения о том, что для Москвы Лукашенко – сомнительное бремя.

«Сложно  сказать, каким может быть ответ Кремля. Тем не менее, что-то  подсказывает, что Лавров — последний высокий российский чиновник,  который посетит Минск в ближайшее время», - сказал Дмитрий Дризе в эфире Коммерсант FM.

Майя Санду. Фото: Sergei Gapon / AFP
Майя Санду. Фото: Sergei Gapon / AFP

Обсуждалась и победа Майи Санду на президентских выборах в Молдавии. Россия официально поддерживала проигравшего ей президента Игоря Додона.

«Победа  на президентских выборах в Молдавии западно-ориентированной Майи Санду  еще в большей степени формирует особое ощущение места России в  современном мире. Это чувство одиночества, непонятости, усталости  путника, растерявшего по дороге своих товарищей», - пишет Алексей Фирсов для Ведомостей.

В свою очередь, руководитель департамента политологического анализа Центра политических технологий Александр Ивахник  в телеграме подчеркнул, что утверждения Додона о геополитическом  противостоянии и антироссийском настрое Санду не возымели действия,  поскольку внешнеполитический курс России молодым молдаванам не по нраву.

Россия незамедлительно поздравила Санду с победой. Глава R.Politik Татьяна Становая считает, что в итоге Санду может стать для России лучшим выбором, нежели Додон.

Важное место заняла война в Нагорном Карабахе и договор о перемирии, завершивший её.

Фото: Aleksandr Nemenov / AFP
Фото: Aleksandr Nemenov / AFP

Война  началась в сентябре с нападения Азербайджана при поддержке Турции.  Россия, будучи союзником Армении, заявила, что её гарантии безопасности  на Нагорный Карабах не распространяются. Россия поддержала возвращение  части территорий Азербайджану.

Так  и получилось, когда стороны после шестинедельного конфликта  договорились под руководством России о прекращении огня. Большая часть  Нагорного Карабаха осталась за Арменией, а за соблюдением перемирия  наблюдают российские военные.

«Влияние Москвы в Закавказье резко снизилось, а престиж удачливой и задиристой Турции, напротив, неимоверно возрос», - писал в Ведомостях заместитель директора Центра анализа стратегий и технологий Константин Макиенко.

Он  счёл, что баланс влияния в тюркоязычных республиках Центральной Азии  изменится в пользу Турции, чей союзник победил, в то время как союзник  России оказался проигравшим.

Константин Эггерт в своей колонке в Снобе назвал войну и её результаты «поражением путинского режима». Разговоры о зоне влияния оказались пустыми.

«Любой  заинтересованный игрок, прежде всего Турция и Китай, сделают выводы о  том, что в этой самой зоне теперь можно воевать — и выигрывать войны —  без санкции Москвы и что союз с Россией никому не гарантирует защиты ни  от каких неприятностей».

А эксперт Московского центра Карнеги Александр Баунов ещё во время войны утверждал,  что нагорнокарабахский конфликт отличается от других «замороженных»  конфликтов тем, что Россия не считает Азербайджан своим противником.

«России есть за что помогать Армении, но ей буквально не за что наказывать Азербайджан».

По  мнению Макаркина, вариантов у России немного. Россиянам нужна не война,  а решение внутренних социально-экономических проблем. Наёмников Россия  послать не смогла, поскольку того не желала Армения, да и наёмники не  эффективны против регулярной армии.

Некоторые аналитики говорят о больших изменениях.

Директор Московского центра Карнеги Дмитрий Тренин считает, что ослабление позиций России на постсоветском пространстве – уже не новость. Он говорит о том, что Россия выбрала новый курс.

Россия мучительно приспосабливается к меняющемуся окружению. Она привыкает быть просто Россией.

Фото: Pavel Golovkin / REUTERS
Фото: Pavel Golovkin / REUTERS

По  мнению Тренина, Россия сосредоточена на своих выгодах и потребностях – с  учётом других факторов, действующих в регионе. В её глазах больше нет  «постсоветского пространства» - это просто ряд стран. Отношения всё  меньше зависят от их лидеров.

Россия  требует взаимности и лояльности. Тренин считает, что можно  придерживаться «многовекторной» внешней политики, но при этом надо быть  готовыми к тому, что и Россия будет поступать так же.

О постепенном изменении российской политики пишет и Владимир Фролов.

«Есть  понимание, что доминирование России на постсоветском пространстве –  вещь хорошая, но цена претворения этой мечты в жизнь слишком велика, и  на деле она может быть реализована только в самых отчаянных сценариях,  когда затронуты экзистенциальные интересы государства».

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Читайте также:

«Ликвидированные Сталиным»: финские учёные получили доступ к ранее неизвестным архивным материалам

«Хладнокровно и не щадя себя»: в Финляндии умер последний кавалер креста Маннергейма

Через Лапландию в Россию? О возможности транзита войск НАТО через Финляндию в случае войны

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →