finnishpress

Categories:

«Джинна не затолкаешь обратно в бутылку»: наблюдения финского журналиста о протестах в Белоруссии

Корреспондент  Helsingin Sanomat Юсси Ниемеляйнен присылал свои репортажи из  Белоруссии в течение 10 лет. Этим летом он провел здесь несколько недель  и увидел, насколько страна изменилась.

Фото: tut.by
Фото: tut.by

Helsingin Sanomat, 04.09.2020 Jussi Niemeläinen

1.  Белоруссия находится в патовой ситуации

Демонстранты, выступающие против авторитарного президента Александра Лукашенко и требующие повторных выборов, уже третьи выходные собираются многолюдными колоннами на улицах Минска и других крупных городов.

Таким  образом, протестное движение – настолько масштабное и настойчивое, что  Лукашенко не в состоянии его подавить. Однако на данный момент оно не  настолько глобально, чтобы свергнуть власть.

Лукашенко  дал понять, что ни на какой диалог он не согласен. После некоторого  перерыва он неделю назад вновь начал действовать жёстче.

Это  может продолжаться ещё какое-то время, демонстрации напоминают марафон.  С другой стороны Лукашенко может весьма неожиданно обострить ситуацию.

2. Лукашенко сделал множество ошибок

Долгое  время Лукашенко оставался не только жёстким диктатором, но и искусным  популистом. Но в этом году он совершает политические ошибки одну за  другой.

Многих  возмутило и оскорбило то, как принижались масштабы эпидемии. Допуск  единственного оппонента Лукашенко объединил оппозиционные силы и тех,  кто был разочарован, вокруг Светланы Тихановской. Президентские выборы превратились в референдум за Лукашенко.

Лукашенко  не проводил предвыборную кампанию. Сфальсифицированные результаты  показали сокрушительную победу, в то время как более умеренные  подтасовки народ мог бы и проглотить. После выборов милиция стала  разгонять протестующих с применением такой силы, что число демонстрантов  многократно возросло.

Поскольку  связь с реальностью утеряна, можно ожидать новых ошибок. Они могут  стать роковыми для Лукашенко, но вместе с тем опасными для белорусов и  региона в целом.

3. В этом году многие осознали, в какой стране живут

За  рубежом Лукашенко давно уже называют последним европейским диктатором.  Однако многие белорусы могли жить весьма комфортно, если держались в  стороне от политики. Пропаганду по телевизору можно было не смотреть.

Дороги  хорошие, города опрятные, можно спокойно ездить за границу, ИТ-сфера  имеет налоговые послабления. Минск стал современным городом с хорошими  ресторанами, симпатичными кафе и весёлыми барами. 

Конечно,  многие понимали, что в Белоруссии демократии нет. Однако зачастую не  осознавали, насколько безжалостен аппарат насилия, если не видели его в  действии во время акций протеста.

Я  столкнулся с этим в Минске в 2017, когда демонстранты выступали против  так называемого «закона о тунеядцах», по которому безработным полагались  штрафы. Те, кто впервые участвовал в акциях, сокрушались:  милиция не  должна себя так вести. Меня это удивляло: ещё по декабрю 2010 я помнил,  как людей головами били о мостовую Площади Независимости и как  полицейский за волосы волок одного из митингующих в автобус.

4. В этом году Белоруссия изменилась

В  Минске уже давно существовало сравнительно небольшое, но активное  гражданское общество. Оно постепенно росло, и разрыв между современным  обществом и избегающим изменений Лукашенко ширился. Но всё же большая  часть общества была атомизирована, и многие были сосредоточены лишь на  собственных проблемах.

Разумеется,  было масштабное недовольство вследствие экономической ситуации и общего  отсутствия перспектив. Регулярно случались и протесты, но они  оказывались весьма скромными и недолгими.

Слабое  противодействие властей эпидемии вынудило людей помогать друг другу  новыми способами и собирать помощь для больниц. Люди стали в большей  степени воспринимать себя гражданами и по-новому заинтересовались в том  числе политикой и выборами. Однако с выборами эта эволюция не  закончилась.

Эта  общественная трансформация имеет значение, даже если Лукашенко  останется у власти, а государство станет ещё более авторитарным. Джинна  не затолкаешь обратно в бутылку.

5. Страх – не главное

Публичная поддержка оппонентов Лукашенко, участие в акциях протеста и забастовки требуют мужества.

Власти  в Белоруссии годами притесняли, арестовывали и даже похищали тех, кто  их критиковал, тех, кто был их оппонентами или считался таковыми. Этим  летом они стали действовать ещё жёстче, чем раньше.

Но  люди продолжают протестовать. Многие зарубежные аналитики говорят о  победе над страхом. Отчасти это так, но лишь отчасти. Поэтому даже на  крупные демонстрации прийти решается не каждый. 

Конечно,  остаётся у Лукашенко и поддержка, которая в целом оценивается в 20%. В  эту группу помимо тех, кто извлекает из его политики пользу, входят те,  кто боится перемен.

Правительство  и силовой аппарат остаются лояльными президенту. Случаи увольнений  здесь в основном единичные. Во власти действительно много тех, кто умеет  действовать сразу в нескольких направлениях. Задержанные, в свою  очередь, рассказывают, что избивaвшие их омоновцы выглядели так, словно  они живут в другой реальности и верят в пропаганду.

6. Россия вцепилась в Лукашенко 

Ослабленный Лукашенко – лучший вариант для России.

Белоруссия  всегда зависела от России, несмотря на то, что Лукашенко умело  балансировал между ней и западом. Теперь у него нет ни пространства для  манёвра, ни отвергать требования России. Из-за его действий из страны  уезжают ИТ-специалисты, которые были для Белоруссии важным источником  дохода, не зависящим от России.

Речь  также идёт о принципах. Россия не хочет, чтобы власть сменилась таким  образом. Это может натолкнуть русских на «неправильные мысли».

Как  правило, белорусы относятся к России благосклонно или по крайней мере  нейтрально. Россия рискует их потерять, если будет действовать  неправильно, но сложно сказать, имеет ли это значение для Кремля.

7. У оппозиции нет явного лидера

В протестном движении есть заметные фигуры, но, к примеру, Тихановская – скорее символ, нежели лидер. 

В  какой-то момент станет ясно, является ли это её силой – или слабостью.  До сих пор этот символ способствовал единству протестного движения.  Дробления и политических разногласий удаётся избежать, поскольку  внимание сосредоточено лишь на противостоянии Лукашенко. 

Это  единство – нечто новое. Ранее преследования со стороны Лукашенко  ослабляли и маргинализировали оппозицию, при этом разъединению  способствовало и нежелание её лидеров сотрудничать друг с другом.

Однако  у «новой оппозиции» впереди – большие испытания. В какой-то момент её  представителям придётся говорить о политике. При этом и политикам, и  гражданам придётся пытаться учиться политике практически с нуля.

8. Лукашенко потерял авторитет

Этим летом мы увидели начало конца Лукашенко. Пока неясно, как много времени осталось до его ухода.

Этот  год показал, что в истории он останется жестоким диктатором, утерявшим  связь с реальностью, который из-за своей жажды власти продал страну  России.

Ещё  недавно существовал и другой вариант: жёсткий и авторитарный лидер, во  время правления которого белорусы перестали считать свою независимость  каким-то промежуточным этапом и объединились в нацию.

Читайте также: 

«Многие думают: сейчас или никогда»: белорусская журналистка Ханна Любакова в интервью финскому агентству STT

Из-за Навального терпение Меркель закончилось, может начаться новая холодная война – Илта-Саномат

Финский эксперт: Германия не случайно в центре внимания в связи с Навальным

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic