finnishpress

Categories:

«В плену у России»: Хельсингин Саномат о зависимости Минска от Москвы

Я  удивлён антипутинскому комментарию своего питерского друга в соцсетях, -  пишет Юсси Конттинен. Пример Белоруссии влияет на русских. 

Изображение: Matti Pikkujämsä
Изображение: Matti Pikkujämsä

Helsingin Sanomat, 30.08.2020 Jussi Konttinen

Там никого не осталось? – неуверенно интересуется Александр Лукашенко и показывает на площадь за президентским дворцом.

На  видео, снятом неделю назад, белорусский лидер идёт в бронежилете и с  автоматом в руках, но выглядит напуганным мирными демонстрантами.

Люди годами боялись Лукашенко. Теперь белорусы смело заполнили улицы Минска, требуя честных выборов.

Белоруссия  не славится политическими свободами и соблюдением прав человека, но в  каком-то смысле эта страна – как у бога за пазухой, если можно  выразиться так применительно к странам бывшего СССР.

Здесь  закрытая экономика, в основе которой лежит дешёвая российская нефть и  газ, а также советские промышленные традиции, дожившие до наших дней.

Индекс  социального развития у Белоруссии выше, чем у какой-либо из стран  бывшего Советского Союза, если не считать Прибалтику. Уровень коррупции  ниже только в Грузии. ВВП на душу населения по-прежнему на 80% выше, чем на Украине, хотя эта разница уменьшается.

Однако  поводом для недовольства стали не только нечестные выборы.  Экономическая ситуация ухудшилась, когда Россия подняла цены на  энергоносители. Эпидемиологическая ситуация показала беспомощность  государства. В стране растёт новое поколение, уставшее от отсутствия  перспектив. 

Демократические революции произошли в 5 странах бывшего СССР: в 2003 в Грузии, в 2004 и 2014 на Украине, в 2005 и 2010 в Киргизии, в 2016 в Молдавии и в 2018 в Армении.

Тем не менее, демократия в этих странах по-прежнему остаётся хрупкой.

Взять  хотя бы Украину, в отношении которой сложно говорить об истории успеха.  По уровню коррупции положение здесь лишь немногим лучше, чем в России, а  экономические кризисы ударяют по ней серьёзнее, чем по другим странам  бывшего СССР. Несомненным достижением Украины стала смена власти на  свободных президентских выборах прошлого года. Президент Владимир Зеленский смог объединить расколотый народ.

- Гражданское общество на Украине становится прочным. Люди верят в свою способность влиять на политику, - говорит Арсений Свинаренко, социолог с украинскими корнями, работающий в Хельсинки.

В  движении в Белоруссии Свинаренко тоже видит неизбежное усиление  гражданского общества, как бы борьба ни завершилась на этот раз. Раз  пробудившись, народ больше не заснёт.

Среди  русских тоже растёт недовольство властями, но недовольные разделяются  на тех, кто верит в возможность политических изменений – и не верит.

В  июне я спросил своих русских друзей в соцсетях, собираются ли они  голосовать за поправки в конституцию, которые отменяют ограничение в два  срока президентского правления Владимира Путина. Большинство ответило, что останется дома в знак протеста.

В отличие от русских, белорусы не остаются дома и не соглашаются с объявленными результатами. Их пример влияет на русских.

«Путин лишится власти, как и Лукашенко, - недавно написал в соцсетях один мой питерский друг. – Авторитарно-тоталитарная система ведёт к кризису в обеих странах. Ничего не остаётся, кроме как бороться со злом. В России уже начались изменения. Хабаровск второй месяц выступает против Москвы».

Удивительно в этом высказывании было то, что я раньше не замечал, что он интересуется политикой.

Даже  авторитарная система базируется на общественном договоре. Правитель  может править, если предоставляет подчинённым истинные или мнимые блага.  По мнению британских политологов Сэмюэла Грина и Грэма Робертсона,  люди встанут за спиной правителя, если будут думать, что и другие  поступят также. Если сопротивление властям поощряется обществом, система  может быстро развалиться.

Именно поэтому с точки зрения Кремля Белоруссия представляет собой опасный прецедент.

Национальный  подъём в Армении в 2018 считается примером того, что даже Москва может  смириться со сменой власти на честных выборах, если ничто не угрожает её  геополитическим интересам. В культурно и географически более близкой  Белоруссии демократия – совсем другое дело. 

Когда  от оков освободилась Украина, Россия решила, что нельзя позволить  соседней стране стать примером успеха. Её следовало уничтожить  оккупацией и войной. 

Несмотря  на диктатуру, белорусы привыкли жить в стране, чьи проблемы решаются в  Минске, а не в Москве. Во время прошлогоднего опроса менее 4% высказались за присоединение к России. 

И  всё же страна толстыми цепями связана с Россией. Россия и Белоруссия  составляют союзное государство с общей обороной. Чтобы Белоруссия была  вольна сделать выбор, первой должна измениться Россия.

Российская  машина пропаганды ещё не заработала на полную мощность. Возможно,  Кремлю неприятно делать грязную работу за Лукашенко. 

Вечный министр иностранных дел России Сергей Лавров уже выступил с прохладным комментарием:

- Мы будем не против любого решения, которое примет белорусское руководство в отношении диалога со своим населением.

Читайте также: 

«Многие думают: сейчас или никогда»: белорусская журналистка в интервью финскому агентству STT    

Сложности с Россией – это норма: дискуссия на Европейском форуме в Финляндии

 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic